Опрос

C 2016 года Милдронат является запрещённым препаратом :

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 0 гостей.

Татьяна Казанкина

книга о прославленной советской бегунье:
Татьяна Ваcильевна Казанкина (родилась 17 декабря 1951, Петровск, Саратовская область, СССР) — прославленная советская лёгкоатлетка, трёхкратная Олимпийская чемпионка, рекордсменка мира и Олимпийских игр. Заслуженный мастер спорта СССР. Кандидат педагогических наук. Выступала за клуб «Буревестник» (Ленинград) личные результаты: 800 м - 1:54.94 (1976), 1500 м - 3:52.47 (1980), 3000 м - 8:22.62 (1984)

 Ленинград, улица кораблестроителей

Февральская поземка и студеный ветер Балтики соединялись здесь, у набе-режной Финского залива. Многоэтажные ленинградские новостройки, похожие на океанские лайнеры, жались друг к другу. И редкие прохожие спешили укрыться в них от непогоды. Во дворах было теплее. В одном из них молодая мать гуляла с ребенком, тот безмятежно спал в коляске. Она посматривала на часы: приближа-лось время кормления. Заторопилась домой...
Если бы во дворе находился сторонний наблюдатель, он бы удивился. Ско-ро беспокойная мать снова вышла из подъезда - уже в спортивном костюме, без коляски. Хрупкая, похожая на балерину, бледная, черты лица тонкие, а выраже-ние такое, будто торопится на свидание. Татьяна Казанкина действительно торо-пилась. И действительно на свидание. Больше года она не тренировалась: трудно выкроить минуты для бега, когда дома маленькая Машенька.
Ветер в лицо. Она побежала по набережной. Медленно, робко нащупывая верный ритм, с трудом напрягая ослабевшие мышцы. Со стороны казалось, что следующий шквал ветра заставит ее остановиться или хотя бы сократить мар-шрут.
Но Татьяна была упорна. Февральским днем 1979 года маршрут невелик - всего-то километр. И скорее домой - к дочке. Но Маша растет. А ее мама посте-пенно увеличивает дистанцию.
Через три месяца-почти пять километров, а к лету - вдвое больше.
К тому времени, когда Татьяна Казанкина возобновила тренировки, она уже была двукратной чемпионкой XXI Олимпийских игр. И все-таки решилась начать все сначала, с "нулевого цикла". Имея за плечами и громкие победы, и впечатляющие рекорды, и, наконец, всеобщее признание. Забот у Тани много. И во время бега отрешиться от них трудно.
Но Таня приспособилась. В эти минуты ей удается в ином ракурсе взглянуть на свою жизнь, отбросить мелочи, задуматься о главном. Ее ко многому обязывала запись в спортивном дневнике, сделанная Николаем Егоровичем Малышевым (тренером) 1 января 1977 года:
"Твой пример-подвиг убедил меня в том, что в человеке заложены неисчерпаемые силы, моральные и физические.
Большинство просто слишком любят себя, и это становится тормозом на пути к высшим целям. В спорте или в другой области. Ты - нет. Ты - другая. Низкий по-клон твоему мужеству и доброму сердцу".
И дальше:
"А еще тебя благодарю за то, что сумела воплотить на беговой дорожке задуман-ное нами, то, к чему шли долгими, долгими годами. Ты укрепила и мою веру в себя". Тогда, в 1977 году, после Монреальской олимпиады они сознательно сни-зили нагрузки. Таня много внимания уделяла учебе. И все-таки была лучшей на Кубке Европы и первом розыгрыше Кубка мира по легкой атлетике. Но усталость физическая и еще больше эмоциональная давали о себе знать.
К тому же, и это главное, Татьяна - семейный человек, О своем желании иметь ребенка она со свойственной ей прямотой и искренностью сообщила Николаю Егоровичу.
Тренер только порадовался за нее, а о продолжении сотрудничества даже не заик-нулся. Про себя решил, что прибавление в семействе, новые и столь естественные хлопоты, радости и тревоги снимут накопленное напряжение больших стартов, разгрузят эмоционально, во всех отношениях принесут добрые перемены в Тани-ну судьбу.
И Казанкина ушла из спорта.
Так почему же вернулась?
Потом, после олимпийского финиша в Москве, она скажет о тех днях:
— Сначала просто хотелось двигаться, бегать. И с каждым днем все сильней терзала мысль о том, что в столице моей Родины может выиграть кто-нибудь из за-рубежных спортсменок.
Вне сомнений - это далеко не единственное и тем более не главное объяснение.